Георгиевские кресты.

Ордена, медали, жетоны и знаки.
Дерябин А.А.
Сообщения: 769
Зарегистрирован: 15 авг 2012, 20:46
Репутация: 1

Георгиевские кресты.

Сообщение Дерябин А.А. » 22 окт 2012, 21:58

4 степ.№ 371136.Награждён приказный Кубанского казачьего конного отряда особого назначения.Михаил Шевченко."1 ноября 1917 г. когда левая колонна Отряда спешившись принуждена была выбивать курдов,засевших на скалистом перевале,что к югу от сел Сенгисефид,Баенкух преграждавших ей путь к этим селениям,примером отличной храбростю,увлекая товарищей первый взашёл на перевал и бросившись преследовать начавших отступать курдов отбил у них 8 вьюков с провиантом и заколол 3 вооружённых погонщиков.ст 67.п.4 Георгиевского статута".Приказ февраля 1918 г.по корпусу ген.Баратова.
Командовал Кубанским отрядом особого назначения Андрей Шкуро.(Волчья сотня)
Вложения
034.JPG
035.JPG
033.jpg
Последний раз редактировалось Дерябин А.А. 01 апр 2019, 18:21, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
КОТТ
Модератор
Сообщения: 3645
Зарегистрирован: 20 июн 2012, 13:05
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение КОТТ » 22 окт 2012, 22:15

Фантастика! Уникальнейшая вещь!!!

Аватара пользователя
ГОША
Сообщения: 295
Зарегистрирован: 12 июл 2012, 09:12
Репутация: 2

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение ГОША » 22 окт 2012, 22:27

Та самая "Волчья сотня"!!! :shock: :o :shock: Вот это Супер Ударная вещь!!!

Аватара пользователя
ГОША
Сообщения: 295
Зарегистрирован: 12 июл 2012, 09:12
Репутация: 2

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение ГОША » 22 окт 2012, 22:31

Для тех кто не в теме:
История "Волчьей сотни"
Первыми "волками" принято считать казаков-забайкальцев. Именно 2-й сотне 2-го Аргунского полка принадлежит фирменный "волчий вой" при атаке противника лавой, что служило дополнительным деморализирующим фактором для противника. Впервые был применен во время Китайского похода 1900-1901 годов. Следует отметить при этом, что аргунцы изначально готовились к службе в пеших батальонах ЗКВ и были переведеды в кавалерию только в 1900 году[1] В 1904 году, в связи с началом Русско-японской войны аргунцы- ветераны Китайского похода вновь были призваны из запаса 2-й очереди во 2-й Аргунский полк, где они сохранили свою «волчьи» традиции. До 30 августа 1904 «волками» командовал сотник В.Хвощинский, которого после гибели сменил подъесаул В. Субботин, командовавший сотней до конца войны. Так же во время войны 1904-1905 годов участником боев с китайцами и японцами, Георгиевским кавалером И. Раменским была сложена полковая песня "Быть может часть волков и ляжет" В «Волчьей сотне» воевал ст. урядник 2-го Аргунского казачьего полка, кавалер 3-х Георгиевских крестов Е. Каргин, казак Актагучинской станицы, ставший прообразом атамана Елисея— Каргина героя романа К. Седых «Даурия». [править] Волчьи сотни в Первой мировой войне В середине осени 1915 года на стол командующего Юго-Западным фронтом лег рапорт есаула Шкуро с предложением «отрядить его с партией казаков терзать тылы и коммуникации противника». Идея понравилась командованию и вскоре был сформирован "Кубанский конный отряд особого назначения" из казаков ККВ. Сформировав его из самых отчаянных сорви-голов, каждый из которых был под стать своему командиру, есаул самолично ввел для отряда и необычные отличительные знаки: к черным кубанкам его казаков был приторочен волчий хвост, а на самоучрежденном черном отрядном знамени красовалась оскаленная волчья пасть. Потому за «Кубанским особого назначения…» сразу же закрепилось и неофициальное название – «волчья сотня». Казаки Кубанского конного отряда особого назначения с сотенным значком. Первая мировая война. При первом налете кубанцы истребили полторы сотни немцев, захватили шесть пулеметов и три десятка пленных. Сдав трофеи, «волчья сотня» ушла в более продолжительный рейд по немецким тылам, во время которого под покровом сумерек и метели внезапно атаковала поселок Нобель, где располагался штаб германской пехотной дивизии, взяла в плен ее командира и нескольких штабных офицеров.После этого немцы назначили награду за голову Шкуро в 60 тысяч рублей. Но Шкуро, несмотря ни на что, продолжил рейды по вражеским тылам в лесах Минской губернии и Южных Карпат. Перед началом Брусиловского наступления летом 1916 г. отряд Шкуро (он был официально назначен командиром отряда 12 января 1916 г.) был переброшен на Юго-Западный фронт в состав конного корпуса генерала Ф. А. Келлера. Шкуро придали еще два организованных партизанских отряда, и летом же 1916 г. он совершил успешный рейд на глубину 7 верст в тыл австрийцам, захватив около 6 тысяч пленных и почти не понеся при этом потерь. Барон П. Н. Врангель оценивал действия этого отряда негативно: "...За немногими исключениями туда шли главным образом худшие элементы офицерства, тяготившиеся почему-то службой в родных частях. Отряд полковника Шкуро во главе со своим начальником, действуя в районе XVIII корпуса<…> большей частью болтался в тылу, пьянствовал и грабил, пока, наконец, по настоянию командира корпуса Крымова, не был отозван с участка корпуса.[2]| После Февральской революции 1917 г. войсковой старшина Шкуро добился у Походного атамана разрешения на перевод своего Кубанского отряда особого назначения (2 сотни) в Персию в состав Отдельного Кавказского кавалерийского корпуса генерала от кавалерии Н. Н. Баратова. По дороге в Персию в Кишиневе часть отряда — солдаты — перешла на сторону солдатских комитетов и у Шкуро остались одни лишь казаки. В ноябре отряд прибыл в г. Энзели, расположенный на персидском побережье Каспийского моря. Здесь группа большевистски настроенных солдат сделала попытку убить Шкуро, но в результате покушения он отделался ранением. В это время предоставленный самому себе отряд развалился, большая часть казаков дезертировала и уехала на Кубань. С остатками отряда Шкуро из Энзели направился в г. Хамадан, где был расквартирован штаб корпуса Н. Н. Баратова, и сделал попытку пополнить свой отряд. Этого не получилось, Шкуро был арестован большевиками. По дороге в Хамадан, где располагался штаб 1-го Кавказского кавалерийского корпуса генерала Баратова, Александру Григорьевичу и его подчиненным пришлось отбиваться от нового для них врага – разномастных партийных агитаторов, пытавшихся склонить казаков к дезертирству и измене присяге.В порту Энзели группа разагитированых матросов попыталась воспрепятствовать загрузке отряда на пароход. "Волки" отлупили моряков нагайками после чего заставили их пропеть «Боже, Царя храни» стоя на коленях. Прибыв к месту назначения,"волки" сразу же был включены генералом Баратовым в авангард Кавказского кавалерийского корпуса, готовившегося к наступлению которое началось в последние дни февраля 1917 года. Разгромив османов в боях у Синнаха и под Мнантагом, казаки, совершив стремительный четырехсоткилометровый марш, соединились с английскими дивизиями генерала Мода у местечка Кизыл Рабат. Это было последнее крупное сражение Первой мировой войны с участием русских армий, в результате которого османская Порта потеряла всю южную часть Ирака.[3] [править] Волчьи сотни в Гражданской войне В конце концов, казаки вместе со Шкуро выехали на Кубань и с боями добрались до Минеральных Вод, где им в конце февраля 1918 г. пришлось «распылиться», чтобы не быть уничтоженными большевиками. Шкуро отправился в Кисловодск, где был арестован местными большевиками. В конце марта Шкуро перевезли во Владикавказскую тюрьму, откуда он через два месяца, после случайного освобождения, бежал на Кубань. В середине июня среди казаков-баталпашинцев разнесся слух о появлении Шкуро в Баталпашинском отделе. Он сразу же принялся формировать свой отряд, который в течение весьма короткого времени вырос с 6 до 40 человек. С ним Шкуро совершил ряд лихих набегов на станицы Суворовскую, Бекешевскую и Воровсколесскую. Набеги Шкуро явились искрой, попавшей в бочку с порохом — они вызвали серию уже давно замышлявшихся казаками восстаний, — в станицах Чамлыцкой, Упорной, Бесстрашной, Спокойной и Удобной{7}. [12] 12 (25) июня 1918 г. Шкуро с помощью «комиссара» (бывшего станичного атамана) Шамайского занял станицу Суворовскую, где в его руки попало 800 винтовок и 15 тысяч патронов. Здесь Шкуро объявил мобилизацию казаков четырех призывных возрастов, и к вечеру у него в отряде насчитывалось уже 500 конных казаков. Отряд Шкуро, в котором вскоре появилось также одно орудие, успешно провел ряд боев под станицей Баталпашинской, а в одну из ночей отважился даже атаковать Кисловодск, вызвав там панику. Он захватил большое количество оружия, снаряжения, денег и, кроме того, вывез из города несколько членов бывшей Императорской фамилии. 24 июня (7 июля) отряд Шкуро (7 тысяч человек, из них 3–4 тысячи вооруженных) принял неравный бой с красными под станицей Воровсколесской. Ночью он почти без потерь вышел из окружения. Появившись на территории Ставропольской губернии, Шкуро продолжал пополнять свой отряд, встреченный местными крестьянами достаточно спокойно и без опаски, о чем свидетельствует факт передачи Шкуро крестьянами села Бешпагир 500 винтовок с патронами. Село Донское дало в его отряд лошадей и 500 вооруженных бойцов. 8 (21) июля Шкуро хитростью без боя овладел г. Ставрополем . По приказу Деникина Шкуро с несколькими сотнями казаков Баталпашинского отдела был направлен на Кубань для формирования Кубанской Партизанской отдельной бригады, начальником которой он был назначен 8 (21) августа. Шкуро — «командующий войсками Добровольческой армии, действующей в Баталпашинском и Пятигорском районах» (со штабом в Кисловодске) — сформировал значительное число казачьих и горских полков и 12 (25) сентября предпринял с ними нападение на Кисловодск, увенчавшееся успехом. В Кисловодске Шкуро сохранил жизнь и свободу почти 3 тысячам больных и раненых красноармейцев, находившихся в больницах и госпиталях. Там он продолжал формирование новых частей, но 25 сентября (8 октября) под давлением превосходящих сил красных с боями (в которых участвовала и местная офицерская рота) отступил от города. Но Гражданская война продолжалась, и в 20-х числах декабря 1918 г. (начале января 1919 г.) Шкуро со своей 1-й Кавказской казачьей дивизией был направлен на ликвидацию прорвавшихся в Баталпашинский отдел красных частей. Шкуро, обогнав дивизию, со своей Волчьей сотней прибыл в станицу Баталпашинскую и почти в самое Рождество разбил авангард красных. Вскоре подошла вся дивизия, отразившая новое наступление большевиков. 5(18) января в Баталпашинской Шкуро обратился к казакам с призывом вступать в ряды дивизии — откликнулось более 3 тысяч «стариков», взбодривших своим примером молодежь. К 20 января (2 февраля) 1919 г. дивизия Шкуро сбила противника у Минеральных Вод и подошла к Владикавказу. Здесь она столкнулась с ингушами, оказывавшими белым упорное сопротивление. Начались серьезные бои с рукопашными схватками — вплоть до кинжалов, принявшие затяжной характер. Тогда Шкуро нанес удар по горным ингушским аулам, и 27 января (9 февраля) делегация ингушей договорилась со Шкуро об отходе ингушских красных частей от Владикавказа. На следующий день вечером в город вошли части Шкуро. Владикавказ пал, и территория, занятая Добровольческой армией, распространилась на весь Северный Кавказ — от Черного до Каспийского моря... [16] В начале (по новому стилю — в середине) февраля дивизия Шкуро была переброшена на Дон. Здесь он вступил в командование группой войск 1-го армейского корпуса Кавказской Добровольческой армии. С 14 (27) марта по 21 марта (3 апреля) части Шкуро, постоянно маневрируя, обороняли Донбасс. Однако красные перебросили в Донецкий бассейн новые подкрепления, и они смогли потеснить фронт Кавказской Добровольческой армии. В связи с этим командованием Вооруженных сил на Юге России (ВСЮР) «коннице генерала Шкуро, взявшей 17-го{8} Дебальцево, была дана задача ударить по тылам западного фронта» (Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. И. — Париж, 1926. — С. 76.) 23 марта (5 апреля) в районе Юзовки они прорвали фронт красных и начали рейд по их тылам. Некоторые красноармейские части были разгромлены, и шкуринцы захватили несколько поездов, в одном из которых находилось телефонное имущество, в котором так нуждались белые, и аэропланы. Помимо этих трофеев, было захвачено также и несколько бронепоездов. 3 (17) апреля 1-я Кавказская казачья дивизия группы генерала Шкуро (в тот день исключенной из состава группы генерала В. З. Май-Маевского) под г. Мариуполем атаковала партизанские отряды Н. И. Махно; последние понесли большие потери, как убитыми, так и пленными; в тот же день красные оставили Мариуполь. К 13 (26) апреля в руках Шкуро было сосредоточено командование 1-й Кавказской и 1-й Терской казачьими дивизиями, части которых были переброшены на север. 19 апреля (2 мая) казаки Шкуро начали рейд по тылам советской 8-й армии, прервали железнодорожную линию Дебальцево — Кодамов и заняли хутор Тавричанский, станции Петровеньки и Штеровка. Красные, воспользовавшись ослаблением белого фронта у Каменской (на Луганском направлении), продвинулись вперед, но, как отмечал генерал А. И. Деникин, «переброшенные [17] туда вновь корпуса Калинина и Шкуро, совместно с другими левофланговыми частями Донской армии, в двадцатых числах апреля с большим уроном обратили противника за р. Белую» (Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 5. — С. 77.) 13 (26) мая Шкуро, произведенный к тому времени в генерал-лейтенанты, был назначен командиром 3-го конного корпуса, в который вошли 1-я Кавказская и 1-я Терская казачьи дивизии. Однако в это время он находился в служебной командировке в Екатеринодаре, и во временное командование корпусом вступил генерал от артиллерии В. А. Ирманов. По свидетельству генерала П. Н. Врангеля, 7 (20) мая Деникин поздравил генерал-майора П. Н. Шатилова с производством в генерал-лейтенанты и объявил о назначении его командиром 3-го конного корпуса (в него вошли 1-я Конная и Сводно-Горская конная дивизии). Однако через несколько дней 1-я Кавказская (генерала Шкуро) и 1-я Терская казачьи дивизии были сведены в конный корпус, ставший 3-м, корпус генерала Шатилова был переименован в 4-й конный, а 1-й, 2-й и 3-й конные корпуса получили наименование Кубанских. Части корпуса Шкуро вновь прорвали фронт красных в районе станций Очертино — Гришино, захватив несколько орудий и штаб 9-й стрелковой дивизии 13-й армии Южного фронта, а вскоре началось общее наступление Вооруженных сил на Юге России на север, по направлению к Москве. Шкуро возвратился из командировки 6 (19) июня, но уже 9 (22) июня он, по приказу Деникина, вступил в командование войсками вновь созданного Западного фронта Добровольческой армии{9}. На следующий день генерал Ирманов «до особого распоряжения» вновь вступил во временное командование 3-й конным корпусом... После несанкционированного Деникиным занятия Екатеринослава 16 (29) июня кубанскими казаками 1-й Кавказской казачьей дивизии состоялся торжественный въезд в город генерала Шкуро. [править] Волчьи сотни во Второй мировой войне По информации российского историка С.И. Дробязко, в годы ВМВ было создано 3 отдельных волчьих сотни: Казаки 6-го терского полка со знаменем "Волчьей сотни" готовяться встретить Шкуро. 1944 год. 1. Создана 26.12.1943 г., командир подъесаул П.Ф. Беспалов,ранее служивший в Особой горной казачьей сотне на Кубанском предмостном укреплении 2. Создана в начале февраля есаулом П.К. Емцовым (старый казак, в годы ГВ служил в 2-м КоДп). 10.02.1944 г. сотня получила приказ отбыть во Францию 3. Создана из кубанцев, командир сотник П.Б. Рябовол. Вероятно входила в состав Казачьего Стана.За участие в боях с Красной армией с 10 по 31 января 1944 г. получила почетное наименование "волчьей".

Аватара пользователя
КОТТ
Модератор
Сообщения: 3645
Зарегистрирован: 20 июн 2012, 13:05
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение КОТТ » 22 окт 2012, 22:43

Волчьи сотни в Китайском походе и войне 1904-1905 годов

Первыми "волками" принято считать казаков-забайкальцев. Именно 2-й сотне 2-го Аргунского полка принадлежит фирменный "волчий вой" при атаке противника лавой, что служило дополнительным деморализирующим фактором для противника. Впервые был применен во время Китайского похода 1900-1901 годов. Следует отметить при этом, что аргунцы изначально готовились к службе в пеших батальонах ЗКВ и были переведеды в кавалерию только в 1900 году

В 1904 году, в связи с началом Русско-японской войны аргунцы- ветераны Китайского похода вновь были призваны из запаса 2-й очереди во 2-й Аргунский полк, где они сохранили свою «волчьи» традиции. До 30 августа 1904 «волками» командовал сотник В.Хвощинский, которого после гибели сменил подъесаул В. Субботин, командовавший сотней до конца войны. Так же во время войны 1904-1905 годов участником боев с китайцами и японцами, Георгиевским кавалером И. Раменским была сложена полковая песня "Быть может часть волков и ляжет"

В «Волчьей сотне» воевал ст. урядник 2-го Аргунского казачьего полка, кавалер 3-х Георгиевских крестов Е. Каргин, казак Актагучинской станицы, ставший прообразом атамана Елисея— Каргина героя романа К. Седых «Даурия».

Волчьи сотни в Первой мировой войне

В середине осени 1915 года на стол командующего Юго-Западным фронтом лег рапорт есаула Шкуро с предложением «отрядить его с партией казаков терзать тылы и коммуникации противника». Идея понравилась командованию и вскоре был сформирован "Кубанский конный отряд особого назначения" из казаков ККВ. Сформировав его из самых отчаянных сорви-голов, каждый из которых был под стать своему командиру, есаул самолично ввел для отряда и необычные отличительные знаки: к черным кубанкам его казаков был приторочен волчий хвост, а на самоучрежденном черном отрядном знамени красовалась оскаленная волчья пасть. Потому за «Кубанским особого назначения…» сразу же закрепилось и неофициальное название – «волчья сотня».


При первом налете кубанцы истребили полторы сотни немцев, захватили шесть пулеметов и три десятка пленных. Сдав трофеи, «волчья сотня» ушла в более продолжительный рейд по немецким тылам, во время которого под покровом сумерек и метели внезапно атаковала поселок Нобель, где располагался штаб германской пехотной дивизии, взяла в плен ее командира и нескольких штабных офицеров.После этого немцы назначили награду за голову Шкуро в 60 тысяч рублей. Но Шкуро, несмотря ни на что, продолжил рейды по вражеским тылам в лесах Минской губернии и Южных Карпат.

Перед началом Брусиловского наступления летом 1916 г. отряд Шкуро (он был официально назначен командиром отряда 12 января 1916 г.) был переброшен на Юго-Западный фронт в состав конного корпуса генерала Ф. А. Келлера. Шкуро придали еще два организованных партизанских отряда, и летом же 1916 г. он совершил успешный рейд на глубину 7 верст в тыл австрийцам, захватив около 6 тысяч пленных и почти не понеся при этом потерь.

Барон П. Н. Врангель оценивал действия этого отряда негативно:

"...За немногими исключениями туда шли главным образом худшие элементы офицерства, тяготившиеся почему-то службой в родных частях. Отряд полковника Шкуро во главе со своим начальником, действуя в районе XVIII корпуса<…> большей частью болтался в тылу, пьянствовал и грабил, пока, наконец, по настоянию командира корпуса Крымова, не был отозван с участка корпуса.

После Февральской революции 1917 г. войсковой старшина Шкуро добился у Походного атамана разрешения на перевод своего Кубанского отряда особого назначения (2 сотни) в Персию в состав Отдельного Кавказского кавалерийского корпуса генерала от кавалерии Н. Н. Баратова.

По дороге в Персию в Кишиневе часть отряда — солдаты — перешла на сторону солдатских комитетов и у Шкуро остались одни лишь казаки. В ноябре отряд прибыл в г. Энзели, расположенный на персидском побережье Каспийского моря. Здесь группа большевистски настроенных солдат сделала попытку убить Шкуро, но в результате покушения он отделался ранением. В это время предоставленный самому себе отряд развалился, большая часть казаков дезертировала и уехала на Кубань. С остатками отряда Шкуро из Энзели направился в г. Хамадан, где был расквартирован штаб корпуса Н. Н. Баратова, и сделал попытку пополнить свой отряд. Этого не получилось, Шкуро был арестован большевиками.

По дороге в Хамадан, где располагался штаб 1-го Кавказского кавалерийского корпуса генерала Баратова, Александру Григорьевичу и его подчиненным пришлось отбиваться от нового для них врага – разномастных партийных агитаторов, пытавшихся склонить казаков к дезертирству и измене присяге.В порту Энзели группа разагитированых матросов попыталась воспрепятствовать загрузке отряда на пароход. "Волки" отлупили моряков нагайками после чего заставили их пропеть «Боже, Царя храни» стоя на коленях. Прибыв к месту назначения,"волки" сразу же был включены генералом Баратовым в авангард Кавказского кавалерийского корпуса, готовившегося к наступлению которое началось в последние дни февраля 1917 года. Разгромив османов в боях у Синнаха и под Мнантагом, казаки, совершив стремительный четырехсоткилометровый марш, соединились с английскими дивизиями генерала Мода у местечка Кизыл Рабат. Это было последнее крупное сражение Первой мировой войны с участием русских армий, в результате которого османская Порта потеряла всю южную часть Ирака.




Волчьи сотни в Гражданской войне

В конце концов, казаки вместе со Шкуро выехали на Кубань и с боями добрались до Минеральных Вод, где им в конце февраля 1918 г. пришлось «распылиться», чтобы не быть уничтоженными большевиками. Шкуро отправился в Кисловодск, где был арестован местными большевиками. В конце марта Шкуро перевезли во Владикавказскую тюрьму, откуда он через два месяца, после случайного освобождения, бежал на Кубань.

В середине июня среди казаков-баталпашинцев разнесся слух о появлении Шкуро в Баталпашинском отделе. Он сразу же принялся формировать свой отряд, который в течение весьма короткого времени вырос с 6 до 40 человек. С ним Шкуро совершил ряд лихих набегов на станицы Суворовскую, Бекешевскую и Воровсколесскую. Набеги Шкуро явились искрой, попавшей в бочку с порохом — они вызвали серию уже давно замышлявшихся казаками восстаний, — в станицах Родниковской, Лабинской, Чамлыцкой, Упорной, Бесстрашной, Спокойной и Удобной.

12 (25) июня 1918 г. Шкуро с помощью «комиссара» (бывшего станичного атамана) Шамайского занял станицу Суворовскую, где в его руки попало 800 винтовок и 15 тысяч патронов. Здесь Шкуро объявил мобилизацию казаков четырех призывных возрастов, и к вечеру у него в отряде насчитывалось уже 500 конных казаков.

Отряд Шкуро, в котором вскоре появилось также одно орудие, успешно провел ряд боев под станицей Баталпашинской, а в одну из ночей отважился даже атаковать Кисловодск, вызвав там панику. Он захватил большое количество оружия, снаряжения, денег и, кроме того, вывез из города несколько членов бывшей Императорской фамилии.

24 июня (7 июля) отряд Шкуро (7 тысяч человек, из них 3–4 тысячи вооруженных) принял неравный бой с красными под станицей Воровсколесской. Ночью он почти без потерь вышел из окружения.

Появившись на территории Ставропольской губернии, Шкуро продолжал пополнять свой отряд, встреченный местными крестьянами достаточно спокойно и без опаски, о чем свидетельствует факт передачи Шкуро крестьянами села Бешпагир 500 винтовок с патронами. Село Донское дало в его отряд лошадей и 500 вооруженных бойцов.

8 (21) июля Шкуро хитростью без боя овладел г. Ставрополем .

По приказу Деникина Шкуро с несколькими сотнями казаков Баталпашинского отдела был направлен на Кубань для формирования Кубанской Партизанской отдельной бригады, начальником которой он был назначен 8 (21) августа. Шкуро — «командующий войсками Добровольческой армии, действующей в Баталпашинском и Пятигорском районах» (со штабом в Кисловодске) — сформировал значительное число казачьих и горских полков и 12 (25) сентября предпринял с ними нападение на Кисловодск, увенчавшееся успехом. В Кисловодске Шкуро сохранил жизнь и свободу почти 3 тысячам больных и раненых красноармейцев, находившихся в больницах и госпиталях. Там он продолжал формирование новых частей, но 25 сентября (8 октября) под давлением превосходящих сил красных с боями (в которых участвовала и местная офицерская рота) отступил от города.

Но Гражданская война продолжалась, и в 20-х числах декабря 1918 г. (начале января 1919 г.) Шкуро со своей 1-й Кавказской казачьей дивизией был направлен на ликвидацию прорвавшихся в Баталпашинский отдел красных частей. Шкуро, обогнав дивизию, со своей Волчьей сотней прибыл в станицу Баталпашинскую и почти в самое Рождество разбил авангард красных. Вскоре подошла вся дивизия, отразившая новое наступление большевиков. 5(18) января в Баталпашинской Шкуро обратился к казакам с призывом вступать в ряды дивизии — откликнулось более 3 тысяч «стариков», взбодривших своим примером молодежь.

К 20 января (2 февраля) 1919 г. дивизия Шкуро сбила противника у Минеральных Вод и подошла к Владикавказу. Здесь она столкнулась с ингушами, оказывавшими белым упорное сопротивление. Начались серьезные бои с рукопашными схватками — вплоть до кинжалов, принявшие затяжной характер. Тогда Шкуро нанес удар по горным ингушским аулам, и 27 января (9 февраля) делегация ингушей договорилась со Шкуро об отходе ингушских красных частей от Владикавказа. На следующий день вечером в город вошли части Шкуро. Владикавказ пал, и территория, занятая Добровольческой армией, распространилась на весь Северный Кавказ — от Черного до Каспийского моря...

В начале (по новому стилю — в середине) февраля дивизия Шкуро была переброшена на Дон. Здесь он вступил в командование группой войск 1-го армейского корпуса Кавказской Добровольческой армии. С 14 (27) марта по 21 марта (3 апреля) части Шкуро, постоянно маневрируя, обороняли Донбасс.

Однако красные перебросили в Донецкий бассейн новые подкрепления, и они смогли потеснить фронт Кавказской Добровольческой армии. В связи с этим командованием Вооруженных сил на Юге России (ВСЮР) «коннице генерала Шкуро, взявшей 17-го{8} Дебальцево, была дана задача ударить по тылам западного фронта» (Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. И. — Париж, 1926. — С. 76.)

23 марта (5 апреля) в районе Юзовки они прорвали фронт красных и начали рейд по их тылам. Некоторые красноармейские части были разгромлены, и шкуринцы захватили несколько поездов, в одном из которых находилось телефонное имущество, в котором так нуждались белые, и аэропланы. Помимо этих трофеев, было захвачено также и несколько бронепоездов.

3 (17) апреля 1-я Кавказская казачья дивизия группы генерала Шкуро (в тот день исключенной из состава группы генерала В. З. Май-Маевского) под г. Мариуполем атаковала партизанские отряды Н. И. Махно; последние понесли большие потери, как убитыми, так и пленными; в тот же день красные оставили Мариуполь. К 13 (26) апреля в руках Шкуро было сосредоточено командование 1-й Кавказской и 1-й Терской казачьими дивизиями, части которых были переброшены на север. 19 апреля (2 мая) казаки Шкуро начали рейд по тылам советской 8-й армии, прервали железнодорожную линию Дебальцево — Кодамов и заняли хутор Тавричанский, станции Петровеньки и Штеровка.

Красные, воспользовавшись ослаблением белого фронта у Каменской (на Луганском направлении), продвинулись вперед, но, как отмечал генерал А. И. Деникин, «переброшенные туда вновь корпуса Калинина и Шкуро, совместно с другими левофланговыми частями Донской армии, в двадцатых числах апреля с большим уроном обратили противника за р. Белую» (Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 5. — С. 77.)

13 (26) мая Шкуро, произведенный к тому времени в генерал-лейтенанты, был назначен командиром 3-го конного корпуса, в который вошли 1-я Кавказская и 1-я Терская казачьи дивизии. Однако в это время он находился в служебной командировке в Екатеринодаре, и во временное командование корпусом вступил генерал от артиллерии В. А. Ирманов.

По свидетельству генерала П. Н. Врангеля, 7 (20) мая Деникин поздравил генерал-майора П. Н. Шатилова с производством в генерал-лейтенанты и объявил о назначении его командиром 3-го конного корпуса (в него вошли 1-я Конная и Сводно-Горская конная дивизии). Однако через несколько дней 1-я Кавказская (генерала Шкуро) и 1-я Терская казачьи дивизии были сведены в конный корпус, ставший 3-м, корпус генерала Шатилова был переименован в 4-й конный, а 1-й, 2-й и 3-й конные корпуса получили наименование Кубанских.

Части корпуса Шкуро вновь прорвали фронт красных в районе станций Очертино — Гришино, захватив несколько орудий и штаб 9-й стрелковой дивизии 13-й армии Южного фронта, а вскоре началось общее наступление Вооруженных сил на Юге России на север, по направлению к Москве.

Шкуро возвратился из командировки 6 (19) июня, но уже 9 (22) июня он, по приказу Деникина, вступил в командование войсками вновь созданного Западного фронта Добровольческой армии{9}. На следующий день генерал Ирманов «до особого распоряжения» вновь вступил во временное командование 3-й конным корпусом...

После несанкционированного Деникиным занятия Екатеринослава 16 (29) июня кубанскими казаками 1-й Кавказской казачьей дивизии состоялся торжественный въезд в город генерала Шкуро.

Волчьи сотни во Второй мировой войне

По информации российского историка С.И. Дробязко, в годы ВМВ было создано 3 отдельных волчьих сотни:


Создана 26.12.1943 г., командир подъесаул П.Ф. Беспалов,ранее служивший в Особой горной казачьей сотне на Кубанском предмостном укреплении
2. Создана в начале февраля есаулом П.К. Емцовым (старый казак, в годы ГВ служил в 2-м КоДп). 10.02.1944 г. сотня получила приказ отбыть во Францию

3. Создана из кубанцев, командир сотник П.Б. Рябовол. Вероятно входила в состав Казачьего Стана.За участие в боях с Красной армией с 10 по 31 января 1944 г. получила почетное наименование "волчьей".

Аватара пользователя
Воронеж Хэ
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 30 авг 2012, 22:21
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение Воронеж Хэ » 23 окт 2012, 09:17

Классный крест и история ! Очень интересно.

Дерябин А.А.
Сообщения: 769
Зарегистрирован: 15 авг 2012, 20:46
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение Дерябин А.А. » 14 ноя 2012, 21:13

Крест с интересным определением.
Награждён Дмитрий Пилюгин казак 1-го Линейного конного казачьего полка Кубанского казачьего войска."29 апреля 1915 года у села Цыганы будучи в дозоре был отрезан неприятельской кавалерией,несмотря на опасность проявил хлоднокровие,неустрашимо бросился на разъезд в атаку и увлёк за собой боковых дозорных.Благодаря этому наш разъезд был спасён от захвата и верного расстрела,а сам отбивался меткой стрельбой с коня пока сознание ему не изменила от удара прикладом по голове,и сам был взят в плен".
Вложения
001.JPG
002.JPG
Последний раз редактировалось Дерябин А.А. 01 апр 2019, 18:28, всего редактировалось 1 раз.

Дерябин А.А.
Сообщения: 769
Зарегистрирован: 15 авг 2012, 20:46
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение Дерябин А.А. » 10 янв 2013, 19:47

Андрей Шкуро.
Вложения
001.jpg
Последний раз редактировалось Дерябин А.А. 01 апр 2019, 18:29, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Палач
Модератор
Сообщения: 215
Зарегистрирован: 10 июл 2012, 16:26
Репутация: 2

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение Палач » 11 янв 2013, 18:37

кресты супер. Паш спасибо за интересную историю

Дерябин А.А.
Сообщения: 769
Зарегистрирован: 15 авг 2012, 20:46
Репутация: 1

Re: Георгиевский крест 4 степ.

Сообщение Дерябин А.А. » 21 янв 2013, 17:18

Ещё один крест на казака.
ГК з ст.№45220.
Тарасов Фёдор-мл.урядник 7 Кубанского пластунского батальона ККВ.
"За то,что подполз к неприятельскому пулемёту и несмотря на его сильный огонь,заставил неприятеля убрать его и бежать вниз,в лощину,чем спас наступающие дозоры и взвода от потерь".
Вложения
005.JPG
006.JPG
007.JPG
Последний раз редактировалось Дерябин А.А. 01 апр 2019, 18:31, всего редактировалось 1 раз.

Ответить

Вернуться в «ФАЛЕРИСТИКА РИА»