Медали "За беспорочную службу в полиции"

Ордена, медали, жетоны и знаки.
Ответить
Аватара пользователя
svkon
Модератор
Сообщения: 944
Зарегистрирован: 20 май 2017, 19:44
Репутация: 1

Медали "За беспорочную службу в полиции"

Сообщение svkon » 20 мар 2020, 12:50

Интересную статью по истории учреждения и разновидностям медали "За беспорочную службу в полиции", с использованием документов и кратким обзором создания полицейской службы в России, нам предоставил для публикации на сайте Сергей С.

Автор Сергей С.

Первая ведомственная - медаль «За беспорочную службу в полиции». История учреждения.
Точкой отсчёта истории российской полиции стало 25 мая 1718 года, когда Пётр I назначил первого генерал-полицмейстера Санкт-Петербурга.
В 1719 году царём была введена и особая форма для полицейских. Её основным отличием стал кафтан василькового цвета с красными обшлагами.
Обязанности полицейских сначала по Санкт-Петербургу, а со временем и по всей стране были всеобъемлющими и всеохватными. В обязанности вменялись не только охрана общественного порядка и борьба с лихими людьми, но и обеспечение пожарной безопасности, контроль за благоустройством и санитарией, правилами торговли, передвижением населения, пресечение нищенства и бродяжничества и т. д.
Почти через сто лет, в ходе министерской реформы Александра I взгляд на обязанности полиции остался прежним. Министерство внутренних дел, куда вошла и полиция, должно было «печься о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей Империи».
В пореформенное время и на излёте XIX века представления о том, что полиция должна заниматься «всем и вся» остались неизменными. Например, к обязанностям нижних чинов Екатеринодарской полиции наряду с неизбывными наблюдением за тишиной, порядком, благочинием и «ограждением общей безопасности» относились:
«ночные объезды по городу; явка на пожар для охраны имущества и содействия пожарной команде при тушении огня; конвоирование задержанных… в тюрьму [и всевозможные управления]; ежедневное вручение по городу повесток Мировых и Судебных Установлений; вручение окладных листов и извещений торговым и промышленным заведениям от Казённой Палаты и Податных Инспекторов по взносу разного рода казённых пошлин, квартирного и государственного налога и проч.; наряды в городской театр, цирк, маскарады, концерты, на гулянья народа, в церкви и проч.; дежурство при полицейских частях и кардегариях; …розыск разных лиц и вызов их в Полицейское Управление и в камеры Полицейских приставов для объявления им разного рода бумаг; … вручение паспортов и других документов; …наблюдение за санитарным состоянием города; обязанности секретных агентов (филёров – авт.) сыскной полиции».
Такая всесторонняя деятельность полиции сказывалась на самой этой деятельности не лучшим образом и приводила к тому, что нижние чины становились «неспособными к точному исполнению своих обязанностей». Тяготы полицейской службы наряду с низким материальным содержанием были причиной высокой текучести кадров. В той же Екатеринодарской полиции в конце XIX века из 100 (!) городовых (и это на весь город) только 5 человек прослужили 5 лет, остальные же оставались на службе не более года.
Полицмейстер Майкопа писал в своём донесении от мая 1907 года, что «до 1 мая у меня было городовых 50 человек, а в настоящее время ввиду наступления полевых работ, многие из них, не пожелав остаться на жаловании 15 рублей в месяц, оставили службу в полиции и в данное время я имею лишь 38 городовых, которые и обслуживают весь город с его 40-тысячным населением. При таком незначительном штате охрана всего города, в особенности в ночное время, представляется весьма трудной задачей». Тот же полицмейстер несколькими месяцами ранее, в декабре 1906 года, отмечал в своём рапорте, что «… главной причиною не обнаружения виновных в том или другом преступлении или поступке служит то, что полицейскому чиновнику, по большей части обременённому семьёй и получающему недостаточное содержание для себя и семьи, как, например, в г. Майкопе пристав получает жалованья 36 р. 75 к., а его ближайший помощник – околоточный надзиратель – 28 р. 58 к., не представляется возможным, за неимением средств, выехать по горячим следам преступника, скрывшегося из города». В тоже время и в очередном донесении чиновник писал, что «штат вверенной мне полиции.., состоящий только из 35 городовых, и получающих содержание от 12 р. 50 к. до 13 р. 33 к. в месяц, не всегда бывает заполнен, что особенно… заметно в летнее время и в начале осеннего времени, когда заканчиваются полевые работы и нет совершенно желающих поступить на службу в полицию на такое незначительное содержание».

С полным вариантом статьи можно ознакомиться во вложении.
Вложения
1v.zip
(1.9 МБ) 29 скачиваний

Тот самый Михалыч
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 05 фев 2017, 17:07
Репутация: 1

Re: Медали "За беспорочную службу в полиции"

Сообщение Тот самый Михалыч » 24 мар 2020, 09:44

В Царской Росси у полицейских были свои устоявшиеся традиции, например: вознаграждение полицейского деньгами, которые называли "Праздничными", название пошло от награждений в различные праздничные дни, будь то религиозный праздник или же государственный. До 19 века эта система имела место быть, однако после реформ Александра II, эту систему упразднили, вот тут то и начались вакханалии с получением своей копеечки... Жалование полицейского было меньше, чем жалование городского рабочего, поэтому началась нехватка кадров, а она свою очередь заставила систему брать на работу новых людей, людей без принципов, без необходимой квалификации. Среди начальства появилось очень много людей, скажем так, невоспитанных. На работу брали армейских офицеров, которых изгоняли из полка за пьянство, драки, азартные игры. Началось активное собирательство взяток с населения, от начальников до простого городового. Полицейские нередко избивали участников различных шествий и демонстраций, которые сопротивлялись задержанию. Ленин писал в революционном издании "Заря", о том как полицейский до смерти избили крестьянина, он кричал "Бей, но не до смерти". Однако полицейских это не остановило, они были пьяны, отмечали пасху, и пять человек до смерти избили Тимофея Воздухова - так звали того крестьянина. Он умер на следующий день в больнице, от полученных травм. Да, суд признал всех пятерых виновными, но наказание было слишком мягким, двоих арестовали на месяц, а троих приговорили к каторге. По тем временам быть избитым полицейским было обыденным делом. еперь поговорим о заработных платах: обычный городовой зарабатывал 20,5 рублей или же 26 200 рублей на наши деньги, в то время как рабочий из Петербурга получал 22 рубля 53 копейки, на нынешние деньги - это 28 900 рублей. Надзиратель (Участковый) получал 50 рублей или 64 100 на наши деньги. Полковник зарабатывал 325 рублей - 416 744 на современные деньги. Что же о ценах на продукты?

Если говорить об одежде, то цена её была приличная, так например:
• Сапоги парадные офицерские обошлись покупателю в 20 рублей,
• Мундир парадный офицерский – 70 рублей,
• Фуражка обер-офицерская – 3 рубля,
• Драгунские и казачьи сабли – 15 рублей,
• Офицерский ранец – 4 рубля. Одним из популярных мифов о царской России, до сих пор усердно распространяемых "красными", является описание ее как "полицейского государства". В книгах о революции или о жизни "пламенных революционеров" на каждой странице мелькают городовые, жандармы, филеры, агенты сыска. В СССР в школьных учебниках литературы приводилась фраза, приписываемая генералу Ермолову: «В России на каждом голубой мундир, а если не мундир, то голубая подкладка, если не подкладка, то голубая заплатка». Прочитав такое, советские школьники должны были проникнуться ощущением тотального полицейского контроля в царской России. А что было на самом деле? Предоставим слово первому секретарю ЦК КПСС Никите Сергеевичу Хрущеву. Выступая в 1953 году на июльском пленуме ЦК КПСС с критикой советских органов госбезопасности, он вспоминал: «Товарищи, я в первый раз увидел жандарма, когда мне было уже, наверное, двадцать четыре года. На рудниках не было жандарма. У нас был один казак-полицейский, который ходил и пьянствовал. В волости никого, кроме одного урядника, не было».

Другой пример: наследник российского престола был встречен на пристани города Углича огромной толпой горожан и крестьян из окрестных сел. Будущий император Александр III со свитой долго не мог пройти сквозь плотную массу людей к городскому собору, а расчищать ему дорогу было некому, так как на весь уездный город Углич приходилось всего 2 полицейских чина.

В начале 1897 г. злейшего врага самодержавия Владимира Ульянова выслали в Восточную Сибирь. Ильич сначала заехал к матери и погостил у нее. В феврале Ульянов выезжает в Красноярск. Врач В. Крутовский, которого просили помочь Ульянову в пути, так как он возвращался из Петербурга к себе в Енисейскую губернию, вспоминал впоследствии: «...Начиная от Тулы я на каждой остановке поезда замечаю молодого человека небольшого роста, довольно худощавого, с маленькой клинообразной бородкой, очень живого и подвижного, который все ссорится с железнодорожным начальством, указывая на ужасное переполнение поезда и требуя прицепки лишнего вагона». Видимо, излишне добавлять, что это был будущий вождь революции. С пользой провели время в ссылке пламенные революционеры Лева Бронштейн и Иосиф Джугашвили: штудировали Маркса, вели переписку с другими "майданутыми", готовились к захвату власти. Присматривать за ними было практически некому, поэтому любой революционер при желании легко сбегал из такой ссылки.

Полиция в Российской империи была очень малочисленной структурой, численность полицейских чинов в губерниях редко превышала две-три сотни человек. Так, в начале XX века в Калужской губернии служили полицмейстер с помощником и секретарь, три пристава с помощниками, двенадцать околоточных надзирателей, двадцать старших и восемьдесят младших городовых.

В Хабаровске число полицейских составляло 30 человек (включая переводчика с китайского и маньчжурского языков), во Владивостоке — 136, в Ростове-на-Дону — 57.

Впрочем, малочисленность младших чинов полиции несколько компенсировалась возложением на дворников обязанности оказывать помощь городовым в случае необходимости: «Как заверещит страж порядка в свой свисток, так сразу около него вырастают два-три дворника из ближайших подворотен. В уездных городах, имеющих не более 2000 жителей, полагалось по закону от 14 апреля 1887 г. не более 5 городовых. В сибирских городских центрах с населением от 2 тыс. жителей и более число городовых определялось из расчета один городовой на 400 горожан. Так, в 1909 г. в Новониколаевске (будущий Новосибирск) службу в полиции проходили полицмейстер, секретарь, два столоначальника, один журналист, два частных пристава, шесть околоточных надзирателей и шестьдесят городовых.

На каждых четверых городовых полагался один старший городовой. Оклад по должности городовых оставлял желать лучшего: старшему городовому полагалось не свыше 420 руб. в год, младшим - не свыше 360 руб., не считая 25 руб. ежегодно на обмундирование. Денежное содержание рядовых сотрудников полиции было почти в пять раз меньше размеров зарплат полицейских начальников - полицмейстеров и уездных исправников.

Небольшие денежные оклады городовых объяснялись еще и тем, что расходы на содержание городских полицейских команд по-прежнему было возложено не на МВД, а почти полностью ложились на средства из городских бюджетов. Городские управы были обязаны также отводить для полиции помещения с отоплением и освещением и выделять средства на вооружение сотрудников (закупались шашки и револьверы). На городовых было возложено несение патрульно-постовой службы, специально подчеркивалось, что их нельзя использовать в качестве рассыльных или сторожей при полицейских управлениях. Специальным законом 1884 г. была установлена единая форма обмундирования для сотрудников городской и уездной полиции. Околоточные надзиратели, полицейские урядники, конные стражники и городовые были обязаны иметь на вооружении шашку и револьвер, который был необязательным для сельских стражников.

В компетенцию полиции входил очень широкий круг полномочий: не только непосредственная борьба с преступностью, но и административная деятельность. Важным направлением административной деятельности российской полиции дореволюционного периода являлось осуществление паспортного режима. Паспорта и обязательная их регистрация в полиции были узаконены еще в правление Петра I. Жесткий паспортный режим служил целям административно-политического надзора за населением. Закон устанавливал для представителей разных сословий и вероисповеданий разные виды паспортов и различный порядок их выдачи. Для лиц податных сословий (крестьяне и мещане) в паспорт вносились отметки об уплате податей и сборов.

Полиция была поставлена под достаточно жесткий контроль прокуратуры (функции которой также были изменены судебной реформой 1864 г.). Прокурор получил право привлекать к ответственности полицейских, о чем ставил в известность начальника полиции (полицмейстера или исправника), а в случае должностных преступлений прокурор имел право поставить вопрос об увольнении со службы и заключении виновного под стражу. За прямые нарушения законов виновные сотрудники полиции по распоряжению начальства предавались суду. Вчинять иски для возмещения вреда и убытков, причиненных действиями сотрудников полиции, получили право физические лица.

В ходе попытки революции 1905-1907 гг. полиция столкнулась с ранее неизвестным для себя явлением - массовыми беспорядками, которые происходили в основном в крупных торгово-промышленных и транспортных центрах. Со временем массовые беспорядки приобрели политический характер, что делало их еще более опасными для существовавшего политического режима. Массовые беспорядки привели почти в полное замешательство руководство местных органов внутренних дел, которое было не способно устранить их обычными правовыми средствами.

После революционных событий 1905-1907 гг. правительство попыталось повысить эффективность деятельности полиции, стабилизировать криминогенную обстановку. После событий 1905—1907 гг. почти в два раза были увеличены расходы на полицию. Министр внутренних дел в 1908 г. получил право учреждать в европейской и азиатской России на частные средства должности полицейских урядников и стражников как в городских поселениях, так и вне их[83]. Однако общая численность полиции была совершенно недостаточна для огромной, многонациональной и поликонфессиональной империи. К началу 1917 года общая численность сотрудников органов внутренних дел на территории нынешних Российской Федерации, четырнадцати республик ближнего зарубежья, большей части Польши и отчасти Финляндии была доведена до 145 тысяч человек. Отдельный корпус жандармов, располагавшийся в Москве в знаменитом здании на Петрове, 38, к 1917 году насчитывал в своих рядах 1000 офицеров и 10 000 нижних чинов, при этом большая часть чинов корпуса была задействована в обеспечении безопасности железных дорог, на долю собственно политической полиции оставалось менее трети. Если сложить численность жандармов и полицейских, получится 156 тыс. служащих органов правопорядка. Это в среднем 1 полицейский примерно на 1140 граждан.

В штатах МВД СССР в 40-х годах около 900 тыс. чел., не считая бойцов внутренних войск и спецподразделений. Войска МВД насчитывали чуть менее 700 тыс. чел. Получается 1 сотрудник на 106 граждан.

Численность МВД в сегодняшней России примерно 850 тыс. чел, плюс Нацгвардия 340 тыс. Это 1 сотрудник на 120 граждан примерно.»

Ответить

Вернуться в «ФАЛЕРИСТИКА РИА»